Михаил Диунов (diunov) wrote,
Михаил Диунов
diunov

Category:

История об ущемлённом самолюбии

Есть в ЖЖ такой человек, С. Доля, также известный как Моцарт. Склочный тип, основным занятием которого является самовозвеличивание в сети и попытки низведения всех, кто по мнению Доли незаконно занимается тем, на что имеет право лишь он один - изучают историю XVIII века.

В качестве подтверждения своей исключительности Доля издал несколько выпусков альманаха «Кружева и сталь», о научных достоинствах которого конечно стоило бы поговорить, но боюсь это займет слишком много места и будет мало кому интересно.

Но для меня более интересно то, что этот самый Доля-Моцарт какими-то неизвестными путями добрался до моей статьи посвященной истории Петербургского мира. И эта скоромная, научно-популярная, и в общем то мало на что претендующая статья, вызывала у него настоящую истерику. Реакция эта меня очень удивила, хотя о том, что Доля грубиян и невежа я знал и раньше, но вот чтобы так реагировать... Странно.

Однако самое интересно совсем не в реакции Моцарта. А в том, что пытаясь выдать критику меня как автора статьи он продемонстрировал такой уровень некомпетентности, что после этого, полагаю, ни у одного человека не возникнет даже мысли считать его добросовестным исследователем. Вот об этом публичном позоре Доли я и хочу рассказать.

Итак, начнем с фактических ошибок и закончим блистательными попытками передергивания фактов и додумывания мыслей за автора.

Увы, но Доля не читал ни Петербургского мирного ни Петербургского союзного договора России и Пруссии. Впрочем, допускаю, что он их читал, но просто не понял. Что ж, бывает...

1. Мой текст:
«Россия возвращала Восточную Пруссию Фридриху и при этом сохраняла там свои войска, о выводе которых пока ничего не говорилось: что-то вроде гарантий хорошего поведения прусского короля»

Комментарий Доли:
Дурно совсем не читать два небольших трактата, о которых ты пишешь статью, нехорошо. Нет текста в Википедии? Ну, как-то можно решить сию проблему, надо приложить труд, не больший, чем вытирание жопы или поиск завалившихся за кровать очков. ... Вывод войск в течение двух месяцев и возврат всех занятых территорий обуславливал специальный артикул С.-Петербургского мирного договора. Сепаратная статья №1 уточняла, что Пруссия с пониманием отнесётся, если это не удастся сделать в указанный срок и будет оказывать всё возможное содействие русской армии в период её пребывания на прусской территории.

Ответ:
- Дурно не понимать того, о чем пытаешься рассуждать, стоит ответить Доле. Потому что к сожалению, для него в Петербургском мирном договоре действительно ни слова не было о сроках вывода войск. Артикул VI описывает действия России предельно конкретно:

«Возвратить ЕВ королю Прусскому все области, земли, города, места и крепости… кои в течение сей войны заняты были Российским оружием, считая со дня подписания сего трактата в два месяца».
Где здесь Доля увидел вывод войск мне решительно непонятно. Вернуть территории и вывести войска это совсем разные понятия. Человеку, считающего себя специалистом в данной эпохе, стоило бы разбираться в таких вопросах.

Ну а сепаратная статья I мирного договора прямо говорит, что Россия не обязана выводить войска в двухмесячный срок. И Петр III совершено не собирался это делать. Более того, хорошо известно, что при нем вывод войск так и не случился и Восточная Пруссия была оставлена войсками лишь при Екатерине II.

Все формулировки касающиеся русских войск в Пруссии носят типичный для этого времени дипломатический характер, когда надо было сказать "войска остаются", но нельзя было это сделать "прямым текстом", потому что тогда договор считался бы несправедливым. Не понимать настолько элементарных вещей - это просто фантастический уровень некомпетентности.

2. Мой текст:
«Пруссия отрекалась от вмешательства в дела Курляндии и Семигалии и соглашалась с передачей земель России».

Комментарий Доли
В реальности Фридрих пообещал поддерживать любую кандидатуру курляндского герцога, выдвинутую российской стороной. Курляндия оставалась квази-независимым государством, к России никак не присоединялась.

Ответ:
- К сожалению, и тут Доля демонстрирует полнейшее незнание или непонимание источников. Если бы он потрудился прочесть второй секретный артикул Петербургского союзного договора, то обнаружил бы там описание следующей комбинации (цитату не привожу, т.к. она будет слишком длинной): в самом начале артикула король Пруссии заверяет, что не имеет никаких претензий на Курляндию. А будущим правителем Курляндии по договору признается (сюрприз!) Георг-Людвиг Голштинский, русский генерал фельдмаршал и близкий родственник Петра III. Как этот факт соотносится со словами Доли "любую кандидатуру", мне решительно непонятно. В договоре почему то приведены совсем другие слова.

Разумеется, Доля может утверждать, что Россия не получила Курляндию. Ага, ага. Не получила. Только вот наследником Георга-Людвига стал бы Петр III, кроме того, ничто не мешало фельдмаршалу просто отдать свои владения России, как это впоследствии произошло с Петром Бироном уже при Екатерине II.

3. Мой текст:
«Кроме того, она расплачивалась по русским счетам и отдавала княжество Вартенберг герцогу Курляндскому — Бирону в качестве компенсации за Курляндию».

Ответ:
-Здесь Доля просто вывернул все на изнанку, приводить его комментарий не имеет смысла, настолько он абсурден. Он почему-то назвал Вартемберг – Вюртембергом, после чего посвятил целый абзац разоблачению собственной ошибки.

Там же он снова дает ложную цитату из моего текста, изменяя мои слова: «Пётр III, внук Петра Великого, являющийся потенциальным владельцем трёх корон: российской, шведской и голштинской» на какую то извращенную трактовку: «Император Пётр III был претендентом на три короны: российскую, шведскую и голштинскую».
Зачем это надо Доле? Непонятно.

Остальные комментарии Доли фактически находятся в области «есть только два мнения – мое и неправильное». Он полагает, что установление в Швеции Голштинской династии невозможно в принципе, я же считаю, что история демонстрировала и не такое, тем более в Швеции, где династии менялись с удивительной быстротой. А Петр III был весьма популярен и в Голштейне и в Швеции.

Доля критикует мою фразу «Одно из ключевых владений на Европейском континенте — Голштинское герцогство. Город Киль с удобной бухтой, вмещавшей целый флот, контролировал всю систему Датских проливов».

И мне решительно непонятно, Доля считает, что у Киля нет удобной бухты? Или что, используя эту базу нельзя развернуть на Балтике флот? Или что Киль не является одной из ключевых позиций которые могут запереть Зунд? Тут я мог бы дать волю своему чувству юмора, но у меня оно не столь развязно-хамское, как у Доли, поэтому просто промолчу.

4. Ну и совсем чудесен комментарий к моим словам: «Кто владел Гольштейном — тот владел морем и всей балтийской торговлей, от которой в немалой степени зависела Великобритания».
Доля:
От торговли Великобритании в немалой степени зависела России, зачем же нам оную душить? Это стрельба себе в ногу, причём с контрольным.

Ответ:
- Доля не знает, что несмотря на все торговые связи, отношения России с Великобританией были напрочь испорчены еще при Петре I. Конечно торговля велась и очень активно, но при этом англичане не переставали пытаться сделать России самые разнообразные гадости (начиная с Мекленбургской истории), а русская торговля слишком зависела от английских кораблей. Тут и дураку (но не Доле) понятно, что, если иметь инструмент воздействия на Британию – в виде морского контроля над Балтикой, можно добиться от англичан гораздо более сдержанной позиции.

Ну а все остальное, в комментариях Доли просто дикий и безграмотный бред, за который ему должно быть стыдно.

И конечно же тот факт, что Доля абсолютно не способен видеть разницу между популярным текстом для массового читателя и научной статьей для специализированного журнала, не перестаёт меня восхищать
Tags: история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author