Михаил Диунов (diunov) wrote,
Михаил Диунов
diunov

Categories:

Резня в Бибихаре (по воспоминаниям очевидцев)

Восстание сипаев в Канпуре началось 5-го июня 1857 года в 1.30. Сигналом послужили три выстрела из пистолета произведённых взбунтовавшимися солдатами 2-го бенгальского кавалерийского полка. Пожилой лояльный англичанам рисалдар-майор Бховани Сингх отказался отдать полковое знамя и присоединиться к мятежникам, после чего был зарублен своими подчинёнными.

25 июня один из лидеров восстания Нана Сахиб, руководствуясь тактическими соображениями, пообещал британским военным и их семьям, укрывшимся в Канпуре, право безопасного отступления при условии, если они сдадутся. Выбора у англичан не было, и они согласились. Однако во время последовавшего за этим конвоирования пленных к лодкам началась стрельба. Всех мужчин уничтожили, а выживших женщин и детей отправили в дом именуемый Бибихар в Канпуре.

Мятеж в Канпуре
Мятеж в Канпуре

Описание дальнейшего со слов очевидцев (Цитируется по: Our Bones Are Scattered: The Cawnpore Massacres and the Indian Mutiny of 1857, Andrew Ward, John Murray, London, 1996):

Двойные двери во внутреннем дворе снова распахнулись и дамам приказали выйти. Но они отказались двигаться и связали ручки дверей веранды, удерживая их руками и поясами, пытаясь защитить от избиения своих плачущих детей находящихся под ногами... Сипаи заявили, что невозможно разделить женщин или выволочь их из здания и отступили из внутреннего двора...

Кто-то предположил защищать двери изнутри, несколько женщин подбежали и оторвав полоски ткани от своих платьев, отчаянно связали дверные ручки вместе. Несколько дам дрожащими голосами запели гимн...

Теперь джемадар [Прим. редактора - звание сипайских офицеров-индийцев по происхождению] приказал своим людям встать у дверей и окон с одной стороны... по сигналу джемадара, его люди просунули дула мушкетов через ставни окна вдоль одной стены...

С громким криком женщины и дети попытались перебежать через двор к дальней веранде и укрыться за колоннами и деревьями, но здесь это едва ли было возможно. Внутренний двор был шириной только шестнадцать футов, веранда пяти футов а длина комнаты десять футов, так что большинству удалось только прижаться к противоположной стене, в то время как остальные, в том числе некоторые из больных и детей-сирот, беспомощно прижались к земле двора.

Двадцать сипаев направили мушкеты на эту толпу и открыли огонь в упор. Первый залп опрокинул некоторых из первого ряда женщин и детей, и может быть ранил еще некоторых. Сипаи отступили от дымящихся окон, следующий отряд занял их места.

К этому времени многие из оставшихся в живых после двух залпов, вероятно, нашли укрытие в комнате за колоннами...

Незадолго до захода солнца появился Сарвур Хан (один из повстанцев)... в сопровождении четырех спутников, каждый с саблей в руке. Двое из его людей были в фартуке мусульманских мясников, оба высокие, один темный, рябой и толстый. Два других, казалось, происходили из низшей касты...

Когда они приблизились, зрители заняли места вдоль стены. Внутри некоторые из женщин оттаскивали мертвых в одну сторону и пытались перевязать раненых. Некоторые жены и дочери солдат были полны решимости бороться...

Теперь они могли услышать как засов сдвигается... Кто-то ломился в двери и полосы ткани, связывавшие ручки, начали напрягаться и рваться. Двери распахнулись, и ударили по стенам.

Выйдя из темной тени дерева старшая из белых женщин открыла рот, чтобы говорить. Но Сарвур Хан срубил ее одним ударом.

Страшные крики поднялись во дворе... Закрыв за собой двери, те пять мужчин рассыпались по зданию и прокладывали путь вперед, рубя беспорядочно ползающих по полу раненых.

Стоявшая позади столба миссис Якоби вдруг рванулась вперед и сбила одного из них убийц одним ударом... но его товарищи пришли к нему на помощь. Сначала они уложили ее дочь Люси ударом в подбородок, а затем заставили замолчать миссис Якоби, перерезав ей горло.

Они знали, что рубка была неэффективной, что перерезать шеи жертвам будет более быстрым способом выполнения своей задачи. Если дамы защищали свои шеи руками, то их руки просто отрубались - результат был один - они умирали от потери крови. Рубя направо и налево всех, кто стоял, пронзая тех, кто упал своими тяжелыми клинками, эти пятеро продолжали действовать методично, распространяя вокруг текущую кровь...

Другие женщины пытались увернуться от мечей, ныряя в дверной проем и прячась вокруг столбов, и так часто Сарвур Хан попадал по стенам, что он сломал два меча и дважды выходил, чтобы получить новое оружие от своих собратьев...

Несмотря на то, что ставни дверей и окна остались открытыми, ни одна из женщин или детей не пыталась выбежать из здания, окруженного сипаями и внимательно наблюдавшими за резней индийцами.

Некоторые храбрые мальчишки были убиты быстро, как это было с каждым ребенком, который пытался убежать от вооруженных людей. Матери продолжали держать своих детей рядом с собой прятали их и заталкивали в углы здания. В изнуряющей жаре и давке дети задыхались под юбками умирающих матерей.

Потребовалось немногим меньше часа чтобы голоса умирающих затихли... Миссис Пробетт, возможно, умерла сопротивляясь... ее тело, ... как и тело миссис Якоби... осталось в тот вечер, привязанным к столбу...

Мемориал на месте резни
Мемориал на месте резни

Англичан потом обвиняли в том, что они с большой жестокостью подавили сипайское восстание...

Tags: документы, история
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author