Михаил Диунов (diunov) wrote,
Михаил Диунов
diunov

Моя новая статья

Угроза социальной катастрофы в России

Опубликовано на сайте Центра "Новая политика"

Мы сейчас живем в государстве, главной ценностью которого общепризнано является обеспечение стабильности. И это неслучайно. Беспокойные девяностые привели к тому, что стабильность ощущается российским обществом как высшая ценность. В течение всего периода катастрофических реформ, когда рушилась старая система ориентиров, а новая все никак не могла образоваться, люди искали стабильности и обманывались, находя ее в кратких передышках между катастрофами, потрясавшими Россию с 1991 по 1999 годы. Легендарные рейтинги президента Путина – это общественная плата ему за то, что его президентство стало временем, когда стабильности, наконец-то дождалось большинство

Однако общество совершенно не задумывается, что стоит за стабильностью путинского периода, которая кажется нерушимой скалой. Не случайно на протяжении последних лет курс рубля все более укрепляется, цена на нефть и газ стабильно растет, а уровень жизни большинства населения медленно, но повышается. Между тем, Россия сейчас стоит на пороге социальной катастрофы, которая по своим масштабам может легко превзойти все, что испытал наш народ в 90-е годы.

Угроза стабильности в том что, став самоцелью, она превратилась из следствия эффективного развития экономики в искусственно создаваемую реальность. Эта своеобразная виртуальная стабильность не может существовать без подпитки извне. Давайте разберемся, что же питает современную стабильность. Прежде всего, это высокие цены на энергоносители, которые обеспечивают приток средств позволяющих за стабильность платить. От сверхдоходов добычи и продажи ресурсов перепадает большинству жителей России, частично в форме перераспределения средств государством, частично в виде прямой оплаты множества структур, кормящихся вокруг сырьевого комплекса.

Следующий фактор – это политическая система РФ, созданная в годы президентства Путина. Она организована таким образом, чтобы максимально изолировать от влияния на государственную политику любые силы, кроме государственной бюрократической системы. С одной стороны, это создало неплохо работающую машину государственного управления с исключительно стабильной системой власти и полной предсказуемостью, но с другой, фактически выключило из общественной жизни любые элементы гражданского общества.

И последний фактор – это своеобразный "общественный договор", который был негласно заключен между гражданами РФ и государством, согласно которому граждане гарантируют поддержку любых действий власти в обмен на недопущение потрясения основ социума, оформившегося в России к концу 90-х. Большинству тех, кто хоть как-то нашел себя в новой экономической системе, совершенно не хотелось подвергать свое пусть призрачное, но благополучие угрозе со стороны постоянных потрясений ельцинской эпохи.

А теперь, определив, на что опирается виртуальная стабильность, мы можем сформулировать то, что же ей угрожает. Во-первых, угроза проистекает из того, что российская экономика постоянно теряет темпы роста, которые она еще совсем недавно демонстрировала. Причина этого проста – импульс заряда экономического развития данный кризисом 1998 года постепенно иссяк, и заниматься производством в России становится все менее выгодно.

Дешевле ввезти товар из-за рубежа и продать его, чем инвестировать в производство в России, тратиться на его развитие, рабочую силу, выходить с новыми товарами на рынок. В последнее время развивается только то производство, которое или связано с пищевой промышленностью, так как большую часть сельскохозяйственной продукции выгоднее обрабатывать на месте, производя продукты питания, или имеет своим источником преодоление искусственно создаваемых государством таможенных ограничений. Так все последние годы росла "отверточная" сборка из импортных комплектующих самой разнообразной техники от телевизоров до автомобилей под иностранными или локальными брендами.

Во-вторых, угроза стабильности заключается в одном из факторов ее появления – высокой цене на энергоносители. Все последние годы цена на нефть росла столь быстро, что породила у большей части человечества уверенность в том, что мир стоит на пороге энергетического кризиса. Однако, стоит отметить, что это далеко не так. Первым симптомом приближения реального исчерпания энергетических богатств стало бы резкое повышение интереса к альтернативным источникам энергии, хотя все последние годы инвестиции в их исследование и развитие растут, но довольно медленно. А как раз автомобилестроительные и энергетические концерны первые заинтересованы в том, чтобы переход с традиционной нефти на любые альтернативные источники энергии прошел для потребителя незаметно и не вызвал бы серьезного кризиса в экономике и производстве. Об исчерпании запасов нефти можно будет с уверенностью говорить только тогда, когда энергопроизводящие компании начнут масштабное переоборудование электростанций, а автомобилестроительные гиганты пустят в массовую серию автомобили преимущественно на альтернативном топливе. Пока же вся деятельность в этом направлении – не более чем имиджевые мероприятия и исследования потенциала рынка.

В-третьих, опасной является ситуация, складывающаяся на российском фондовом рынке. Последние годы бурный рост котировок акций вызывает опасения потому, что за ним по большей части не стоит ничего, кроме игры биржевых трейдеров на повышение и постоянно растущих от этого ожиданий инвесторов. Биржа превращается в огромную финансовую пирамиду, которая может существовать только за счет привлечения все новых инвестиций, а инвестиции в свою очередь привлекаются ожиданиями все большей доходности.

В результате мы имеем парадоксальную картину, когда стоимость акций золотодобывающей компании может превышать стоимость всех принадлежащих ей месторождений. Чем вызван фантастический рост цен акций лидеров рынка "Газпрома" и "Сбербанка"? Никак не финансовыми показателями этих конечно мощных и богатых компаний. Ведь никакая компания не может в условиях адекватной экономики обеспечить рост курса акций в разы в течение года. Картина на российском фондовом рынке все более напоминает ситуацию, которая была в США перед Великой депрессией, также в значительной мере вызванной завышенными ожиданиями инвесторов.

В-четвертых, немалую опасность несет сама политическая система РФ. 90-е годы были временем, когда в России создавалось гражданское общество. Оно собственно никому не было нужно, только мешалось под ногами тех, кто увлеченно делил богатства страны. Но обстановка постоянной политической аморфности системы, выстроенной в 90-е, неустойчивость представительных органов власти, создавала потребность в "работе" со всеми сегментами политической системы. Поэтому финансировались самые разнообразные, в том числе оппозиционные партии, для влияния на общественное мнение создавались и поддерживались средства массовой информации, разнообразные движения и т. д.

Сейчас во времена тотальной унификации общественной жизни политическая сфера "зачищена" от всего не имеющего отношения к государственной системе. Все остальное либо уничтожено, либо выдавлено на периферию и вынуждено занять маргинальные позиции. Одновременно для имитирования общественной жизни искусственно создан целый ряд известных всем симулякров. Пока действует упомянутый выше "общественный договор", такая система работает идеально, но если договор падет под ударами внешних факторов, то рухнет и политическая система, обеспечивающая его, тем более, что ее искусственный характер очевиден всем.

Нет необходимости защищать печальную эпоху реформ, но на фоне общего распада все-таки шли и позитивные процессы, связанные с формированием гражданского общества. В это время каждый гражданин мог поддерживать общественную силу, которая ему близка, и получать информацию из формально, но все же конкурирующих и

оттого пытающихся казаться независимыми СМИ. Сейчас это уже нереально и в результате исчезает возможность канализации недовольства в обществе – удар недовольных масс приходится прямиком в непробиваемый рейтинг президента. Вместе с тем, люди чувствуют себя непричастными к самому процессу государственного управления. Сама система подталкивает их к выводу – "без тебя разберутся, сиди и не высовывайся". Да и высовываться стало опасно, политикой лучше не заниматься, а если заниматься, то в строго отведенной для этого форме. Уроки обществу уже были даны.

В-пятых, угрозой стабильности является национальная политика РФ и сама система национально-государственного строительства. Составляющий абсолютное большинство (более 80 % населения) русский народ не чувствует себя собственником своей страны, русские регионы находятся в наиболее неполноправном положении по сравнению с национальными регионами, которые получают дополнительное, и очень немаленькое, финансирование на развитие, да и просто в качестве "отступного" за примерное поведение.

Являясь по международным нормам мононациональной страной, РФ представляет собой государство всячески выпячивающее свою многонациональность, как правило, в ущерб русскому этносу. Но и другие нации, населяющие РФ не считают Россию своим государством. Для них она скорее источник дани, которую надо как можно более эффективно требовать, а также способ снятия социального напряжения – территория, куда может уезжать часть населения для того, чтобы, пополняя ряды многочисленных общин, захватывать все большую долю в российском бизнесе. В современном своем виде РФ не нужна ни одной из составляющих ее наций и устраивает всех только пока в бюджете есть деньги, которые можно делить, а обстановка слишком стабильна для того, чтобы затевать какие либо дезинтеграционные процессы. Но надо иметь в виду, что стоит только рухнуть стабильности, как целостность государства окажется под угрозой.

И последняя угроза стабильности – это социальные проблемы России. Концентрация богатства в руках узкой прослойки, создание псевдосреднего класса из числа лиц, занимающихся обслуживанием группы сверхбогатых людей, и бедность основного населения на их фоне создает серьезную

опасность постоянно зреющего социального взрыва. Причем опасность взрыва будет нарастать по мере того, как у не обеспеченных 80 % населения будут понемногу повышаться (и уже повышаются сейчас) доходы. В 90-е годы реформаторы отлично понимали, что нищий народ, озабоченный только поиском возможности выжить никогда не восстанет и старались поддерживать большинство народа в этом состоянии. Сейчас, когда между обществом и государством заключен договор о стабильности, поддержание этой ситуации невозможно. С народом приходится делиться, благо деньги на это уже появились.

Но как только люди выходят из положения, когда надо только заработать на еду, они начинают задумываться. И задавать вопросы о том, почему у нас все устроено так, а не иначе. Причем это устроение таково, что подобных вопросов можно задавать все больше и больше. И то, какими будут эти вопросы, ясно исходя из приведенного анализа проблем. А каждый подобный вопрос любого гражданина России – это еще один шаг к распаду государства и социальной катастрофе.

Tags: мои публикации, политика
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author