June 18th, 2012

malta

О распространенной ошибке в оценке помещичьего хозяства

 Вот читаю на сайте АПН статью посвященную такому вопросу как электронное книгоиздательство и натыкаюсь там на фразу:

Существует распространенное заблуждение, что русские авторы 19 века жили за счет крепостных, и это дало им много свободного времени и досуга для писательства.

Нет ничего более далекого от реальности. Крепостной труд был неэффективен, и тогдашние помещики немало ломали голову, что с этим делать. Поместья приносили убытки, закладывались, иногда и разорялись дотла. Немало страданий по этому поводу мы находим на страницах «Евгения Онегина» и «Анны Карениной».

Статья бы ничего не потреяла от отсутствия этой фразы. Но она там есть и она категорически неверна. А поскольку в этой фразе заключается очень существенный элемент шаблонного мышления масс, то ему стоит посвятить небольшой комментарий.

Итак, был ли неэффективен крепостной труд и были ли доходны имения помещиков? Ответ на эти вопросы для воспитанника советской школы (да и российской, лишь деградировавшей со временем) был очевиден. Однако, все не так просто. Для понимания этих вопросов необходимо задать несколько других вопросов: что понимать под "крепостным трудом", что такое "имения помещиков", каков собственно критерий эффективности...

В целом помещичье сельское хозяйство вплоть до реформы 1861 г. (после которой мы прекращаем говорить о "крепостном труде") было достаточно эффективно. Урожайность, чьи показатели были ниже чем в Европе, не была существенным недостатком, так как это компенсировалось большим объемом обработанных земель, а также тем, что на единицу площади обрабатываемых угодий приходилось затрачивать куда меньше труда, чем в Европе (для достижения высокой урожайности). То есть в результате по рыночной эффективности хозяйства русских помещиков в среднем были не менее доходны, чем хозяйства европейских помещиков (где, отмечу, они существовали и в 19 и в 20 в., а крепостное право в ряде европейских стран, как и в России было отменено лишь в 19 веке).

Крепостной труд при этом не являлся каким либо существенным фактором, так как вплоть до развития "индустриального сельского хозяйства" использование двух основных форм с.х. ренты как оборока так и барщины были вполне экономичекси оправданы, как экономически было оправдано рабовладение на плантациях Юга США и Бразилии. Более того, часть помещиков активно занималась собственным хозяйством и они организовывали как разнообразные вспомогательные производства так и вели собственную работу по выращиванию с.х. культур с использованием передовой агрономии и арготехники. Естественно такие помещичьи хозяйства были более чем доходны, а ознакомиться с подобным имением можно во втором томе "Мертвых душ" в описании усадьбы Костанжогло.

Чуть позже уже после крестьянской реформы многие помещики смогли организовать свои имения таким образом чтобы преваратить их в высокоэффективный источник дохода. И надо отметить, что именно помещичьи имения давали абсолютное большинство русского зерна и других продуктов с.х., которые широчайше поставлялись на экспорт из России. Европу кормил вовсе не крестьянин, хозяйство крестьянина было низкотоварным. Кормил ее русский помещик - владелец обширных владений, использующий все достижения с.х. науки. Ну и в меньшей степени в этом участвовали крупные хозяйства непомещичьего владения (немецкие фермы Юга России и Поволжья, хозяйства разбогатевших крестьян, еще позже к этому подключилась крестьянская кооперация). Ну а те помещики которые не смогли на юге переориентироваться на товарное зерное, а на севере на лен, животноводство и овощеводство, да - действительно "несли убытки и разорялись".

Вывод их этого прост - эффективна не форма владения: помещичья или иная и не форма эксплуатации труда, а только умение организовать свою собственность так, чтобы она работал наиболее эффективно. Неэффективны не помещичьи имения и труд крестьян, а имения нерадивых помещиков, которые не желали трудиться ради того, чтобы сделать свою землю источником своего благостостояния. К счастью, большая часть помещиков (вопреки рассказам советской пропаганды) более или менее но смогла привести свое хозяйство в соответствие требованиям времени, поэтому в частности мероприятия Столыпинской реформы были столь ориентированы на переселение крестьян на новые земли, потому что земли помещиков, которые к этому времени не были проданы, все использовались вполне эффективно и их можно было лишь отнять, что не имело никакого смысла так как подрывало высокотоварное и качественное производство с.х. латифундистов, поощряя мелкое и замкнутое на самообеспечение с.х. производство крестьян.