October 3rd, 2011

malta

Читая классиков

Казалось бы показательная ситуация - русскому человеку о кавказцах все было ясно еще 176 лет назад.

Черкесы нас ненавидят. Мы вытеснили их из привольных пастбищ; аулы их разорены, целые племена уничтожены. Они час от часу углубляются в горы и оттуда направляют свои набеги. Дружба мирных черкесов ненадёжна: они всегда готовы помочь буйным своим единоплеменникам. Дух дикого рыцарства заметно упал. Они редко нападают в равном числе на казаков, никогда на пехоту и бегут, завидя пушку. Зато никогда не пропустят случая напасть на слабый отряд или на беззащитного. Здешняя сторона полна молвой о их злодействах….Кинжал и шашка суть члены их тела, и младенец начинает владеть ими прежде, нежели лепетать. У них убийство – простое телодвижение. Пленников они сохраняют в надежде на выкуп, но обходятся с ними с ужасным бесчеловечием, заставляют работать сверх сил, кормят сырым тестом, бьют, когда вздумается, и приставляют к ним для стражи своих мальчишек, которые за одно слово вправе их изрубить своими детскими шашками. Недавно поймали мирного черкеса, выстрелившего в солдата. Он оправдывался тем, что ружьё его было слишком долго заряжено. Что делать с таковым народом?

А.С. Пушкин "Путешествие в Азрум" 1835 г.

Однако, самое интересное идет дальше. Как же отвечает Пушкин на заданный им вопрос?

Должно, однако ж, надеяться, что приобретение восточного края Черного моря, отрезав черкесов от торговли с Турцией, принудит их с нами сблизиться. Влияние роскоши может благоприятствовать их укрощению: самовар был бы важным нововведением. Есть средство более сильное, более нравственное, более сообразное с просвещением нашего века: проповедание Евангелия.

Что интересно, прошло почти 2 века, кавказцы давно отрезаны от "торговли с Турцией", влияние европейской роскоши на них, превосходит все что мы можем встретить в России. И с самоваром их давно познакомили, хотя он оказался не востребован. А результата как не было, так и нет. С пропагандой христианства тоже дело не пошло. Да и, если я не ошибаюсь, в истории нет ни одного примера тому, как народ принявший ислам, был бы впоследствии крещен. То есть конечно такое могло бы быть, но для этого надо было бы стать европейцами средневековья, с их готовностью пойти на все ради веры, а не слюнявыми гуманистами, отворачивающимися от режущих горло баранам дикарей, не видящеми того, как вслед за бараном под нож тащат светловолосого пленника.

Европейская цивилизация умерла в тот момент, когда отказалась убивать за веру и идею.